Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Правила Форума: личная порядочность участника и признание им царящего на Форуме принципа субординации, для экспертов вдобавок – должная компетентность! Внимание: у Администратора и Модераторов – права редактора СМИ!

Автор Тема: Из истории отечественной УИС  (Прочитано 1843 раз)

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 514
  • Роман Никитин
Из истории отечественной УИС
« : 25 Февраль 2014, 20:50:57 »


Елецкая тюрьма, знаменитая "крытая", и сейчас тюрьма. Огромная. С богатой историей, еще дореволюционной. Находится в черте города. Видел ее своими глазами, следуя по Ельцу в автомобиле.
В 1941 г. немцы на короткое время занимали Елец, распространились на Задонск до Екатериновки (где имеется мемориальная плита), но уже в декабре были оттуда вышвырнуты удачным контрударом, кстати, без оперативной паузы, в ходе Елецкой операции.
Очень порадовал подробнейшей информацией сайт УФСИН РФ по Липецкой области (вот где краеведы-то!):
http://фсин.рф/territory/Lipetsk/history/istoriya-eletskoy-tyurmy.php
С 1938 года Елецкая тюрьма входит в состав 15 тюрем государственной безопасности (ГУГБ), на 1.03.1939 г. в ней содержалось 341 заключенный при лимите 543 . Устанавливается особый режим содержания.
(Приказом НКВД СССР №00362 от 9 июня 1938 года образуется самостоятельный тюремный отдел НКВД СССР, а затем с 29 сентября Главное тюремное управление. К началу 1939 года в стране было 622 тюрьмы, численность персонала составляла 51000 единиц.)
Во время войны склады тюрьмы размещались в Лебедяни и Мичуринске.
Печи в тюрьме топились 1 раз в сутки с 6 до 8.30.
Работали служащие тюрьмы в 2 смены с 9 до 16 ч. и с 19 до 24 ч.
При тюрьме было подсобное хозяйство, сапожная и портняжная мастерские.
До октября 1944 года тюрьма называлась № 6 УНКВД.
С 01.04.1948 года – тюрьма № 2 УМВД.
С декабря 1956 года – тюрьма № 2 УВД Липецкой области...
« Последнее редактирование: 23 Ноябрь 2014, 10:27:58 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #1 : 23 Сентябрь 2014, 09:44:05 »
Чины Шенкурской тюрьмы Архангельской губернии. Снимок датирован, предположительно, 1911-1913 годами. В центре – чиновник в чине коллежского секретаря (условно равно армейскому поручику): у него на погонах с одним просветом по три маленькие звёздочки. Он в форменном сюртуке при офицерской сабле. Вокруг него – нижние чины в лице старших (по две гомбочки на наплечных жгутах) и младших (по одной гомбочки на наплечных жгутах) тюремных надзирателей. Тот, что сидит, опираясь на саблю, явно непосредственный начальник всех этих нижних чинов. Он облачён в парадный мундир, украшенный тремя медалями, в том числе двумя такими крайне престижными, как серебряные «За беспорочную службу в тюремной страже» (они на ленте на шее).
Обращают на себя внимание два следующих момента:
- отсутствие у нижних чинов на фуражках медных лет с названием тюрьмы;
- четверо надзирателей – в повседневных ремнях с медными пряжками, при этом у двоих (у тех, что слева), выгравированы, согласно Уставу, первые буквы названия тюрьмы – «Ш.Т.».
Двое же облачены в парадные мундиры, подпоясанные, согласно Уставу, парадным шарфом.
А так Шенкурский тюремный замок Архангельской губернии выглядела к началу XX века:
« Последнее редактирование: 27 Декабрь 2016, 14:13:58 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #2 : 23 Сентябрь 2014, 09:50:09 »

1910 года, чины Архангельской тюрьмы, в том числе два чиновника (сидят в центре).

...А это место их службы:
« Последнее редактирование: 27 Декабрь 2016, 11:29:24 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #3 : 07 Август 2016, 15:18:42 »
Минский тюремный замок:

Начало XX века. Внутренний коридор Минского тюремного замка.


1905 год, группа заключённых Минского тюремного замка.
« Последнее редактирование: 06 Сентябрь 2016, 18:43:03 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #4 : 27 Декабрь 2016, 17:09:11 »

Так выглядело форменное обмундирование чинов Тюремной стражи к началу XX века (современная реконструкция со страниц альбома «Екатеринбург в мундире»). Слева – надзиратель, а справа – чиновник.[/color]


Элементы формы одежды чинов Министерства юстиции Российской империи и, в том числе, Тюремной стражи.

ЭТУ ПРОФЕССИЮ ПЕТР I НАЗВАЛ ОКАЯННОЙ,
но он же позаботился о том, чтобы в тюремщики набирались только люди твердые, добрые, веселые...
По-настоящему как карательный орган государственной власти отечественная уголовно-исполнительная система получила свое первое серьезное оформление с изданным при царе Алексее Михайловиче уложения, в соответствии с которым заведование тюрьмами было предоставлено: в Москве – земскому и разбойному приказам, а других городах – выборным должностным лицам в лице губных старост и целовальников, а с отменную в 1702 году института губных учреждений – воеводам.
Немало для развития УИС сделано и великим русским реформатором Петром I. Это именно ему принадлежат следующая знаменитая фраза: «Тюрьма есть ремесло окаянное и для скорбного дела сего зело истребны люди твердые, добрые, веселые».
С учреждением губерний права по заведованию тюрьмами перешло к губернским управлениям во главе с губернаторами. Непосредственное же руководство ими осуществляли на местах так называемые приказы общественного призрения. Однако независимо от этих административных органов в XVIII веке прокурорам, в том числе и состоявшим при коллегиях, было вменено в обязанности иметь попечение «о колодочных местах». Говоря иначе, в России был установлен за тюрьмами прокурорский надзор, который осуществлялся под контролем и руководством лично генерал-прокурора. Так, «Учреждение о губерниях» 1775 года поручало прокурорам иметь попечение о прокормлении под стражею содержащихся и «чтобы дела сих людей скорее решение получали».
С образованием в 1810 году Министерства полиции высшее управление тюрьмами было передано его департаменту полиции. Последнее сохранило данные функции и после 1819 года, когда Министерства полиции организационно слили с Министерством внутренних дел, вплоть до 13 февраля (по старому стилю) 1895 года, когда по Высочайшему повелению тюремное ведомство было переподчинено Министерству юстиции. Однако все это не отменило прокурорского надзора. Он продолжал существовать отдельно и был независим от административных органов.
Небезынтересно, что до 1870-х годов правом наблюдать «за закономерностью содержания под стражей» были наделены и судьи. Кроме того, начальникам губернских жандармских управлений разрешалось ознакамливаться с положением заключенных, а корпусным командирам, начальникам дивизий и штабов было вменено в обязанность навещать тех военных чинов, которые по каким-то причинам оказались узниками именно тюрем гражданского ведомства. В связи с последним, необходимо пояснить, что отдельно от тюрем гражданского ведомства в Российской империи существовали военно-тюремные учреждения, подчиненные соответственно военному ведомству.
С 22 июня 1817 года число надзорных над пенитенциарными учреждениями органов полнилось попечительным о тюрьмах обществом. Последнее родилось по личной воле императора Александра I с целью «нравственного исправления содержащихся преступников, улучшения состояния заключенных за долги и по другим делам людей».
В состав общества на правах его членов входили частные лица. Они брали на себя обязательств, помимо благотворительности и участия в воспитательном процессе, заниматься хозяйственным и прочим посильным обеспечением жизнедеятельности поднадзорных им пенитенциарных учреждений. Высшее руководство в обществе принадлежало императору, а в территориальных филиалах – местным высшим сановникам. Так, в состав губернского комитета входили вице-президенты (губернатор, архиерей и прокурор судебной палата), директора по должности (губернский предводитель дворянства, вице-губернатор, управляющие отдельными частями, губернский врачебный инспектор, голова города-столицы губернии, председатель губернской земской управы, губернский тюремный инспектор, товарищ прокурора палаты, прокурор окружного суда и губернский полицмейстер). А в состав уездных отделений – председательствующий директор, директора по званию (уездный предводитель дворянства, благочинный, городской голова, уездный врач, председатель уездной земской управы, уездный член окружного суда, городской судья, тюремный инспектор, товарищ прокурора окружного суда, полицмейстер уездного города и исправник), директора по выбору и, наконец, члены общества из числа частных лиц.
В 1851 году общество получило новый устав, а в 1855 году было подчинено Министерству внутренних дел.
Март 1879 год – дата в истории отечественной уголовно-исполнительной системы особая. Именно в этот период в структурах МВД было создано Главное тюремное управление, к которому перешло непосредственное руководство УИС. Начальнику Главного тюремного управления одновременно на весь период состояния в данной должности даровалось звание президента попечительного о тюрьмах общества.
С 13 декабря 1895 года Главное тюремное управление было выведено из состава МВД и переподчинено Министерству юстиции.
На местах (всего в 24 губерниях), начиная с 1890 года, структурными подразделениями названного управления являлись губернские тюремные инспекции в лице губернских тюремных инспекторов и их помощников, но непосредственно подчиненных местным губернаторам.
Во главе же конкретных мест заключения стояли начальники тюрем. В состав управленческого аппарата входили помощники начальника тюрьмы, смотрительницы и заведующие женскими отделениями, священники и дьяконы (занимались духовным окормлением заключенных), а также медперсонал в лице врачей, фельдшеров и фельдшериц.
Нижние чины составляли тюремную стражу: старшие и младшие тюремные надзиратели и надзирательницы.
Личному составу администрации мест заключения полагалась специальная форма военного покроя. Так, гардероб надзирателей состоял из черных, не имеющих пуговок мундиров. По покрою он был с так называемым запахом. По обшлагам рукавов и вверху черного стоячего воротника «пробегала» темно-синяя выпушка. С левой стороны груди крепилась медная бляха с наименованием тюрьмы.
Роль погон выполняли темно-синие гусарского типа жгуты.
Черные форменные шаровары, не украшенные выпушкой, заправлялись в высокие сапоги.
Кобура с табельным револьвером системы Смита-Вессона носилась на черном кожаном ремне, имевшем большую медную бляху, на которой в свою очередь красовалась аббревиатура из начальных букв тюрьмы (тюремного замка). Цвет нашейного револьверного шнура – темно-синий.
Фуражка шилась из такого же черного материала. Ее тулью, верх и низ околыша украшала темно-синяя выпушка. Кокарда крепилась на тулье, а на околыше – медная лента также с аббревиатурой из начальных букв тюрьмы (тюремного замка).
Должностное положение надзирателя подчеркивалось следующими деталями. Во-первых, количеством вызолоченных гомбочек на наплечных жгутах: у младших надзирателей – одна, у старших – две. Во-вторых, отсутствием или наличием узкого золотого галуна на воротнике и обшлагах, а на поясе обрамленного темно-синий выпушкой черного кушака – галун и кушак полагались только старшим надзирателям. И, наконец, в-третьих, отсутствием или наличием табельной шашки на черной портупеи: холодным оружием младшие надзиратели не вооружались.
Форма надзирательниц отличалась от мужской только «женскими деталями» да отсутствием наплечных жгутов.
Не был каким-то особенным и мундир классных чиновников, то есть офицерского состава, но за исключением тех должностных лиц, которые состояли в военных чинах: последним полагался мундир офицеров конвойной стражи. Черный китель был по покрою полностью идентичен обмундированию нижних чинов, лишь бросче украшен: золотой галун по воротнику, плетенные из разноцветных (но с преобладанием золотого и темно-синего) шнуров погоны, в которых крепились звездочки согласно чину, а также галунные петлицы на воротниках и обшлагах. Золотистой была и портупея шашки. На офицерской фуражке отсутствовала медная лента с аббревиатурой из начальных букв тюрьмы (тюремного замка).
В летнее время черный мундир обычно заменялся белым двубортным. А в 1907 году гардероб классных чиновников был дополнен однобортным военным защитным кителем, на котором уже полагалось носить узкие погоны единого с чиновниками полиции, но с темно-синим (тюремным) прибором.
Ближайшими коллегами чинов тюремного ведомства являлись военнослужащие конвойной стражи военного ведомства. Начальник Главного тюремного управления по отношению к последним был наделен правами командира неотдельного корпуса.
К началу XX века в России существовали следующие виды тюрем:
- каторжные – по семи на Нерчинской каторге и на острове Сахалин;
- исправительные арестантские отделения;
- губернские, областные и уездные тюрьмы. именуемые еще тюремными замками;
- арестантские помещения при полиции;
- помещения для осужденных к аресту;
- находящейся в подчинении Санкт-Петербургского градоначальника дом неисправных должников;
- пересыльные тюрьмы;
- 39 находящихся под Высочайшим покровительством исправительных приютов для несовершеннолетних и существовавших с 1899 года 37 различных приютов «для призрения детей и семейств заключенных».
В соответствии с законом от 23 мая (по старому стилю) 1901 года для заключенных были установлены следующие дисциплинарные наказания:
«- выговор;
- срочное лишение права чтения, переписки, свиданий и права приобретения на собственные средства съестных припасов;
- временное воспрещение распоряжаться заработанными деньгами;
- лишение месячного заработка;
- временное уменьшение пищи до оставления на хлебе и воде;
- арест в светлом или темном карцере с применением в случае буйства смирительной рубашки;
- телесное наказание розгами до 50 ударов для арестантов, которые до осуждения не были по закону изъяты от телесных наказаний».
Истязание розгами при этом возлагалось на палачей из числа самих заключенных.
Юрий РЖЕВЦЕВ.



Начало XX века, город Киев, тюремный надзиратель с группой арестантов-татар.


Служебные будни тюремных надзирателей.


Конвой из чинов тюремной стражи (на заднем плане) при этапе ссыльных. 1905 год.


Тюремный замок города Николаевска-на-Амуре. Снимок сделан в 1910-1913 гг.


Фото одной из экспозиций советского периода Киевского музея «Косой капонир». Посредством манекенов, облачённых «по моде» начала XX века, изображён процесс заковки заключённого в кандалы. Слева – фигура, символизирующая тюремного надзирателя.


Тюрьма в Бухарском эмирате Российской империи. Автор снимка – Сергей Михайлович Прокудин-Горский.

Скорее, острог. Или так и указано – замок? Неплохая иллюстрация к одному из ранних произведений Ф.М. Достоевского «Записки из мертвого дома». Думаю, в начале XX столетия в таких учреждениях внешне мало что изменилось.
Изначально, несомненно, что острог, но ближе к концу XIX века остроги, выполнявшие пенитенциарную роль, были переведены в статус тюрем или, как тогда говорили, тюремных замков.
« Последнее редактирование: 26 Январь 2017, 13:40:02 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #5 : 30 Декабрь 2016, 16:14:33 »
БОГОУГОДНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ НРАВСТВЕННОГО ИСПРАВЛЕНИЯ
До 1864 года действующее законодательство Российской империи не предусматривало по отношению к подросткам-преступникам применения такой меры наказания, как направление в исправительные учреждения.
Закон допускал лишь существование частных и никак не подпадающих под юрисдикцию правоохранительной системы воспитательных заведений для нравственно испорченных детей. Причем насчитывалось таковых во всей империи только четыре, что было, по сути, каплей в море: Нарвское (основано в 1848 году), Ревельское (основано в 1850 году), Санкт-Петербургское (основано в 1864 году и предназначалось для содержания преступивших закон девочек-подростков) и Московское (основано в 1865 году как исправительная школа для малолетних преступников).
Учрежденный в 1864 году Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями впервые (статья 6) провозгласил о том, что малолетние преступники могут быть в судебном порядке направлены в «особо учрежденные исправительные приюты». Однако закон о них появился позже – 5 декабря (здесь и далее даты даны по старому стилю) 1866 года. В объяснительной записке 2-го отделения Собственной Его Величества канцелярии по этому поводу говорилось: «При составлении судебных уставов заявлено было, между прочим, о трудности применять к малолетним роды и виды наказаний, установленных общим карательным законом, ибо по особым свойствам детского возраста те меры, от которых можно ожидать, а иногда и достигать хороших последствий для взрослых преступников, в применении к детям представляются невозможными или ведущими к ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ ВРЕДУ. В связи с означенным заявлением выражена была мысль о применение к ним системы детских исправительных приютов, оправдавшейся столь блестящими опытами и в других странах. Мысль эта удостоилась полного одобрения, а вследствие сего в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, введена статья шестая. Правила об исправительных приютах служат ее развитием».
Исправительные приюты по этому закону – богоугодные и общеполезные заведения для нравственного исправления несовершеннолетних, отдаваемых сюда на перевоспитание по судебным приговорам. Их учреждение допускалось как правительством, так и частными лицами и общественными организациями, но под юрисдикцией Министерства внутренних дел. Учитывая, что ежегодное содержание каждого воспитанника в среднем реально обходилось в 265 рублей (что по тем временам было очень большой суммой!), законом по отношению к учредителям из числа частных лиц и общественных организаций в качестве поощрительной меры предусматривался целый перечень льгот экономического характера. В частности, «на каждого воспитанника местными попечительными о тюрьмах комитетами ежемесячно вносится плата на пищу и одежду из сумм, отпускаемых на содержание арестантов».
Условия, на основании которых малолетние преступники могли быть направлены в исправительные приюты, нормативно регламентировалось Уложением о наказаниях 1866 года. Отдаче в такие приюты подлежали подростки в возрасте от 10 до 17 лет, действовавшие при совершении преступления «с разумением». Если же в губернии по месту вынесения приговора исправительный приют отсутствовал, такие подростки могли быть приговорены к тюремному заключению на срок не свыше одного года четырех месяцев. Закон, кроме того, позволял подростков в возрасте от 10 до 17 лет приговаривать к ссылке в Сибирь (с лишением прав состояния, но без привлечения к каторжным работам), к заключению в смирительный дом на срок от 40 дней до 5 лет 4 месяцев и, наконец, к заключению в монастырь.
Срок пребывания в приюте для малолетних преступников мог быть сокращен на одну треть, однако, если отпущенный досрочно «после опять замечен будет в дурном поведении, то он снова возвращается в приют до истечения полного назначенного ему срока».
Реально открытие первых, созданных на основе закона 1864 года, исправительных заведений пришлось лишь на 1870-е годы. В большинстве случаев в роли их учредителей выступили местные общества земледельческих колоний и ремесленных приютов (в ряде регионов они же именовались обществами исправительных приютов либо обществами земледельческих колоний для малолетних преступников). Как правило, источником доходов каждого из обществ, помимо ежегодных членских взносов и денег от меценатов, являлись сборы от благотворительных концертов, спектаклей, литературных чтений, художественных выставок и лотерей, а также деньги, вырученные от продажи продукции, выработанной руками воспитанников подведомственных обществу исправительных заведений.
Каждая колония имела свой устав, в котором, в частности, четко обговаривалось, кто может быть принят в ряды воспитанников. Вот, например, как трактовался этот вопрос в земледельческо-ремесленной колонии для малолетних преступников, открытой 30 августа 1876 года Киевским обществом: «а) несовершеннолетние преступники и бродяги, приговоренные судом к тюремному заключению; б) дети, находящиеся при родителях в тюрьмах; в) несовершеннолетние нищие и дети, не имеющие приюта».
Типовых штатных расписаний для персонала не существовало. Все зависело от размера денежных средств, которыми располагало общество, специализации колонии, численности воспитанников. В Киевской, например, оно было следующим: директор, два воспитателя, один помощник воспитателя, садовник, три столярных мастера, механик-преподаватель слесарного дела, кузнец, повар, коровница, дворник и сторож. В необходимых случаях администрация прибегала к услугам наемных рабочих. На договорных условиях строились взаимоотношения и со священником, который преподавал в колонии Закон Божий.
На должности воспитателей приглашались преимущественно высококвалифицированные педагоги. Однако невысокая заработная плата и повседневные физические перегрузки вынуждали их со временем подыскивать себе более доходные места службы. Делу нравственного перевоспитания малолетних преступников и бродяжек посвящали только истинные энтузиасты педагогического труда. К их числу относился Александр Ушинский – судя по всему, родной брат и сподвижник основоположника русской педагогической науки Константина Ушинского. В 1876 году он, как опытный педагог и одаренный администратор был утвержден на посту директора Киевской колонии для малолетних преступников, которую сумел в дальнейшем превратить в экспериментальную площадку передовой воспитательной мысли.
А в Москве в Рукавишниковском исправительном приюте для малолетних преступников в должности наставника в течение семи лет, пока не был мобилизован на фронт 1-й Мировой войны, – трудился будущий советский военный и государственный деятель, революционер, создатель и первый руководитель советской военной разведки Семен Аралов.
Теперь несколько слов непосредственно о самой педагогической практике, сложившейся в большинстве колоний. Как правило, на вооружение здесь брался зарубежный опыт: воспитанники разбивались на семьи: старшую (подростки в возрасте от 13 до 16 лет) и младшую (от 10 до 13 лет). За каждой семьей закреплялся воспитатель, которому в помощь от семьи выбирался помощник, обязанный осуществлять «ближайший надзор за чистотой и порядком в семье».
При посещении занятий по общеобразовательным предметам воспитанники делились на учеников трех классов: для безграмотных, для умеющих читать и писать и класса для тех, кто успел в прошлом получить элементарное образование. При этом школьная учеба органично сочеталось с трудовым воспитанием.
Наиболее практиковавшаяся педагогами мера дисциплинарного воздействия носила ярко выраженный материальный характер – лишение провинившегося воспитанника части его дневного заработка, который составлял в среднем пять копеек. С каждого проявившего леность и непослушание высчитывались три копейки, которые затем прибавлялись к дневному заработку лучших воспитанников.
Однако куда более суровыми считались такие две меры, как «удаление от общих работ и лишение праздничной одежды и оставление в рубище, в котором он поступил колонию».
И еще раз о деньгах: две трети от заработанной воспитанником суммы вкладывались администрацией колонии в сберегательную кассу для выдачи тому на руки при выходе на волю, а одна треть – вручалась воспитаннику для приобретения (но, разумеется, под надзором воспитателя или наставника) лакомств и табака...
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #6 : 13 Январь 2017, 18:45:04 »

Тюремный замок города Самары.

Со страниц книги мемуаров действительного статского советника И.Ф. Кошко «Воспоминания губернатора. Новгород. Самара. Пенза» (Петроград, 1916 год):
- «Дворянская улица, залитая асфальтом, с широкими тротуарами, порядочными домами и роскошными магазинами… в 10 часов утра, тротуары были полны публикой…огромное количество черных блуз с широкими поясами, костюм принятый Ея Величеством-революцией, все какие-то мальчишки, развязно болтавшиеся толпами…Самара по толпящейся по улицам публике – имела несколько «хулиганский» вид.
Вдали показалась большая команда арестантов, конвоируемая солдатами, она что-то пела. Я ушам своим не поверил, когда это шествие поравнялось с моими окнами, и оказалось, что арестанты довольно мощным хором пели революционный гимн «Вставай, поднимайся русский народ». Конвоирующие солдаты маршировали со спокойными, деловыми лицами, говорящими, что всё мол в порядке… Поставленный у гостиницы, очевидно, в виду моего приезда, городовой перекидывался словами со швейцаром и нисколько казалось не был удивлен таким концертом».
- «Тюремным инспектором состоял пожилой человек – по профессии бывший земский врач. Это был очень нерешительный господин и страшно боялся революции, а потому тюремные порядки при нём были никуда не годны. Не тюремная администрация была там хозяином, а политические арестанты, которые делали решительно все, что им нужно. Тюрьма энергично сносилась с внешним миром и в революционной газете, перед которой инспектор трепетал, завели даже особую постоянную рубрику о тюремной жизни, где сообщались все малейшие подробности, происходящего в тюрьме, давалась с революционной точки зрения оценка служебного персонала. Камеры политических арестантов оставались всё время открытыми, а потому они находились как между собою, так и с другими заключенными в свободном общении. Если не было массовых побегов из этой тюрьмы, то это благодаря исключительно тому, что тюремное здание было новое и к нему применены все указанные опытом предосторожности».


Начальники Самарской губернской тюремной инспекции:
- в 1894-1898 гг. – Верещагин Сергей Андреевич, статский советник;
- в 1898-1901 гг. – Фрейгант Николай Александрович, коллежский советник;
- в 1901-1902 гг. – Дамиловский Николай Иванович, статский советник;
- в 1902-1908 гг. – Шилкарский Иван Иванович, статский советник;
- в 1908-1910 гг. – Козлов Константин Владимирович, коллежский асессор;
- в 1910-1912 гг. – Светухин Михаил Павлович, надворный советник;
- 1912-1918 гг. – Масальский-Кошуро Павел Николаевич, коллежский асессор.

Начальники Самарской губернской тюрьмы:
- в 1896-1897 гг. – Дориамедов Пётр Ильич, титулярный советник;
- в 1897-1898 гг. – Фельдман Степан Алексеевич, губернский секретарь;
- в 1899-1901 гг. – Перепелицин Александр Николаевич, подполковник;
- в 1902-1904 гг. – Павлов Леонид Петрович, штабс-капитан;
- в 1905-1906 гг. – Орлов Иван Петрович, подпоручик;
- в 1907 году – Николайчу Роман Григорьевич, коллежский секретарь;
- в 1908 году – Царевский Пётр Филиппович, коллежский асессор;
- в 1909-1910 гг. – Лебедев Николай Константинович, коллежский асессор;
- в 1912-1913 гг. – Ванач Пётр Андреевич, коллежский асессор;
- в 1914-1915 гг. – Адамов Василий Николаевич, коллежский асессор;
- в 1916-1917 гг. – Климов Антон Александрович.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #7 : 26 Январь 2017, 12:35:06 »
Из творческого наследия американского путешественника по России George Kennan/Джорджа Кеннана. Даты фотосъёмки – 1885-1886 гг.:

Иркутский тюремный замок.

Начальник Иркутского тюремного замка Александр Синянин. Судя по погонам, чиновник состоял в обер-офицерских чинах, высшим из которых являлся чин коллежского асессора, что условно соответствовало армейским капитану и ротмистру или, если по иерархии нашего времени, современному майору.

Из исторической летописи Иркутского тюремного замка/Иркутского СИЗО-1. Источник – ИА «ИркСиб»: http://irksib.ru/articles/72-interview/6570-nachalnik-irkutskoj-tyurmy

Начало XX века, начальник Иркутского тюремного замка (сидит) в окружении лучших подчинённых из числа тюремных надзирателей. Обращает на себя внимания манера ношения кобуры с револьвером системы «Смит-Вессон» слева, а не справа от пряжки поясного ремня.

«- Расскажите об истории Иркутского СИЗО.
- Его история неразрывно связна с историей Иркутска. Тюрьма появилась тогда же, когда и возник острог – 355 лет назад. Это было обязательным требованием к строительству всех укрепленных районов – оплотов освоения Сибири. Кстати, Иркутск был одним из первых в России-матушке городов по привлечению арестантов к труду. Вот улица Ремесленная – она началась с ремесленного дома, где трудились арестанты. Название, вопреки расхожему мнению, пошло не от мастеровых, которые откуда-то приходили, а от тех, кто сидели – им давали возможность работать и зарабатывать. Эти деньги шли на содержание тюрьмы и заключенных.
- А когда тюрьма стала кирпичной?
- В 1803 году появилось первое каменное здание иркутской тюрьмы, а пересылка оставалась деревянной. Позже, когда шло строительство железной дороги, на проектирование тюремного замка назначили инженера-капитана Ивана Шаца. Он сделал проект и уже возводил капитальное строение, закладывая фундамент под трехэтажное здание с красивым фасадом, похожим на Казанский собор. Но в итоге на трехэтажное здание с красивым фасадом денег не хватило, но получилось неплохо. После большого пожара 1879 года горожане говорили, что в Иркутске осталось единственное красивое здание, да и то – тюрьма. Она тогда называлась «Белый лебедь». Вообще, это распространенное в России название для тюрем. Потому что они во многом архитектурно похожи – высокое административное здание, которое возвышается над другими постройками, и крылья – корпуса».



Начальник Иркутского СИЗО-1 полковник внутренней службы Игорь Рудольфович Мокеев демонстрирует местным журналистам экспонаты ведомственного музея.


«Иркутская тюрьма – ровесница Иркутска. Комплекс несколько раз перестраивался, но всегда примерно на одном и том же месте».


«В 1992 году из СИЗО по крыше сбежали 18 человек. С тех пор охране тюрьмы уделяют гораздо больше внимания».
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #8 : 26 Январь 2017, 13:29:46 »
Из истории русской каторги:

Чиновники и нижние чины одной из каторг на общем построении.


Администрация одной из каторг.


Корейская каторга на реке Шилке.


Ремесленные мастерские одной из каторг.


Самое начало XX века, чины конвойной стражи доставили к месту экзекуции провинившегося каторжанина. В роли экзекутора – каторжанин-доброволец. Руководит же процедурой наказания чиновник тюремного ведомства (он крайний справа).


Заковка в кандалы новоприбывшего узника каторги. Крайний слева – тюремный чиновник, а крайний справа – нижний чин конвойной стражи местных войск.


На посту явно что матрос! Таким образом, перед нами каторжане, эпатируемые к месту отбывания наказания морем, причём, вероятнее всего, это будущие узники Сахалинской каторги.

Из творческого наследия американского путешественника по России George Kennan/Джорджа Кеннана. Даты фотосъёмки – 1885-1886 гг.:

Александровский централ, который находился в 60 верстах от Ирктска.

Восточная Сибирь. Барак для каторжников на этапе.


«Беглые каторжники, живущие далеко в горах».
« Последнее редактирование: 26 Январь 2017, 13:36:27 от Sobkor »
Записан

Nick-69

  • Нет литературы художественней, чем документ
  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 3 514
  • Роман Никитин
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #9 : 28 Март 2017, 22:00:42 »

Потрясающе! Та, что постарше, русская – существо суровое и бесполое. Вторая, девушка явно восточная, сохранила некие остатки женственности. А еще фото есть? Как тут не вспомнить надпись на стикерах патриотической пропаганды (на правах соцрекламы) в вагонах московского метро. «История – это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков». (Василий Осипович Ключевский)
« Последнее редактирование: 29 Март 2017, 06:49:20 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #10 : 04 Апрель 2017, 08:51:28 »
1904 год, город Харьков, вооружённый трёхлинейной винтовкой с примкнутой к ней штыком часовой и вооружённый шашкой надзиратель губернского тюремного замка. Оригинал данного фото в настоящий момент хранится в фондах Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный центральный музей современной истории России»: номер в Госкаталоге – 4955620, номер по ГИК (КП) – 15122/13.
Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #11 : 19 Апрель 2017, 12:11:30 »
Страницы 61 и 62 12-го номера за декабрь 2016 года пенитенциарного журнала «Преступление и наказание»,
исторический очерк «Вятский тюремный замок»:




Записан

Sobkor

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 32 695
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории отечественной УИС
« Reply #12 : 19 Апрель 2017, 12:33:23 »

1888 год, остров Сахалин, Александровский пост (ныне – город Александровск-Сахалинский) Тымовского округа, в наказание за два побега из-под стражи заковка в кандалы каторжанки Шейндля-Суры Лейбовны (она же – Софья Ивановна) Блювштейн (в девичестве – Соломониак) (1846-1902), которая больше известна под своей криминальной кличкой «Сонька Золотая Ручка».
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »