XII-Военный архивист > Русские императорские армия и флот

Русские военные воздухоплаватели

(1/3) > >>

Nick-69:
По состоянию на начало прошлого столетия Воздухоплавательный отдел Инженерного ведомства входил в Управление электро-технической частью. В Петербурге на Волковом поле располагался Учебный воздухоплавательный парк (далее УВП).
Недавно в РГВИА мне попался любопытный документ, который, возможно, порадует любителей всевозможных штатных расписаний, нюансов чинопроизводства и т.д.
Из рапорта командира УВП заведующему электротехнической частью Инженерного ведомства от 23 августа 1901 года: «Командиры крепостных воздухоплавательных отделений, казалось бы, имеют не меньше оснований, чем старшие офицеры рот, быть признанными удовлетворяющими условиям на производство в штаб-офицеры без предварительного перевода в саперные части, так как они:
1) пользуются правами командира неотдельного батальона;
2) ведут самостоятельное обширное хозяйство;
3) по существу, представляют строевую часть для боевой потребности крепости». Источник – РГВИА: ф. 802, оп. 3, д. 1052, л. 65.
Что касается строевых качеств, то, учитывая погруженность в фонд конкретной крепости – Осовецкой – не могу удержаться от замечания о том, что одна из проверок этих самых качеств выявила в указанный период поистине удручающую картину. А вот насчет «самостоятельного обширного хозяйства» – правда. Его в отделении было явно больше, чем строя.
И снова «Генерал Заботкин»! Тонким пунктиром история воздушного шара прослеживается в различных делах ГИУ (с 1913 г. – ГВТУ). Адъютант и казначей Учебного воздухоплавательного парка штабс-капитан Боресков 25 июня 1901 года пишет командиру УВП рапорт: »Доношу Вашему Высокоблагородию, что при полете 16-го июня 1901 г. шару «Генерал Заботкин» вследствие неожиданного поворота ветра на середину Ладожского озера и малого колличества балласта, пришлось совершить спуск в Ладожское озеро в 25-ти верстах от г. Шлиссельбурга, причем я и бывшие со мной офицеры переменного состава подпоручики Петропавловский и Хопаев подвергались большой опасности, и только благодаря вовремя подоспевшей парусной лодке с двумя рыбаками-крестьянами деревни Липки Шлиссельбургского уезда Антоном Ивановым Клюевым и Степаном Александровым Козловым, которые, подвергая свою жизнь опасности и риску быть опрокинутыми шаром, подплыли к нам и приняли нас на лодку, мы и бывшее с нами казенное имущество были спасены.
О каковом геройском поступке крестьян... довожу до сведения Вашего Высокоблагородия и прошу ходатайства о награждении вышеназванных крестьян серебряной медалью на Владимирской ленте «За спасение погибавших».
Однако, почти весь рапорт – это одно громоздкое предложение! И в этом, кстати, просматривается тенденция тогдашней военной бюрократии.
Итак, как видим, у экипажей шаров не было постоянного состава. Да, и в целом, небо было открыто в те годы для всех видов и родов войск, о чем свидетельствует, в частности, описанное мною испытание офицеров Осовецкой крепости.
26 мая 1900 года водородный шар Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения объемом 640 кубических метров по распоряжению штаба Варшавского военного округа совершил свободный полет в присутствии Его Величества шаха Персидского. Видимо, по такому случаю одним из аэронавтов был сам командир воздухоплавательного отделения капитан Перов, а вот второй был и «сама» «самистей». «Его Высочество Хайма Бурбонский» – так дословно. Получается, Его Величество наблюдало подъем и полет Его Высочества, которое, таким образом, оказалось «высочеством» в буквальном смысле слова. А затем и вовсе исчезло из поля зрения варшавской публики и гостей, чтобы, проведя в воздухе 6 часов 27 минут на высоте 1000-1800 метров, спуститься с небес в районе Люблина. Скорость полета составляла примерно 21,5 верст в час.
В биографии Хайме де Бурбона, герцога Мадридского и Анжуйского, российские страницы занимают достойное место (цитата – по Википедии): «В результате Карлистских войн был вынужден покинуть Испанию, окончил Австрийскую военную академию и в 1896 году прибыл в Россию. 11 апреля 1896 года поступил корнетом в 8-й гусарский Лубенский полк, в декабре 1897 года переведен в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. Добровольцем участвовал в походе в Китай в 1900 году (награжден орденами св. Анны 4-й ст. и св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом) и в русско-японской войне 1904-1905 годов. В 1909 году увольняется в отставку с чином полковника и правом ношения мундира».Цитата: Nick-69 от 04 Апреля 2016, 22:11:16>>>>Адъютант и казначей Учебного воздухоплавательного парка штабс-капитан Боресков 25 июня 1901 года пишет командиру УВП рапорт...<<<<Пишет, напомню, о том, что если бы не крестьяне на лодке, мог бы погибнуть сотоварищи-аэронавты. Страшно подумать, какой род бы пресекся...   
Боресковы – знаменитая династия. Этого Борескова, судя по всему, звали Константин: «Боресков Константин Михайлович (1870-1922), один из первых российских военных летчиков, полковник (1914), генерал-майор (1920).
Происходил из военной семьи; отец, инженер-генерал-лейтенант Михаил Матвеевич Боресков, специалист в области минного дела и военной электротехники, один из организаторов Минного офицерского класса в Кронштадте и Военно-электротехнической школы в Петербурге, почётный член Электротехнического, Русского физико-химического и Русского технического обществ. Общее образование получил в Александровском кадетском корпусе. В сентябре 1888 г. поступил на военную службу и был принят в Николаевское инженерное училище. После окончания училища в 1891 г. выпущен в расквартированный в Одессе 13-й саперный батальон 5-й саперной бригады, подпоручик. В августе 1894 г. присвоен чин поручика, а в мае 1900 г. – штабс-капитана. Окончил по 1-му разряду офицерский класс Учебного воздухоплавательного парка, старший офицер. В августе 1902 г. произведен в капитаны. В апреле 1904 г. назначен командиром Сибирской полевой воздухоплавательной роты, которая в составе 1-го Восточносибирского полевого воздухоплавательного батальона должна была действовать в интересах Маньчжурской армии в ходе Русско-японской войны 1904-1905 гг. 12 (25) июля 1904 г. получил боевое крещение под Ляояном, где управлял аэростатом, в корзине которого вел артиллерийскую разведку командир 10-го артиллерийского корпуса генерал-лейтенант К.К. Случевский. В октябре 1907 г. Борескову был присвоен чин подполковника, а в июне 1910 г. его назначают командиром 10-й воздухоплавательной роты. В мае 1914 г. следует производство в полковники и перевод на должность командира расквартированной в Киеве 3-й авиационной роты. Участник Первой мировой войны, начальник 12-й, оснащенной дирижаблями, воздухоплавательной роты в 29-м армейском корпусе. С марта 1916 г. помощник инспектора инженерной части Петроградского военного округа по авиации и воздухоплаванию. После Октябрьской революции 1917 г. участник Белого движения, а затем в эмиграции в Бельгии.
Награжден орденами: Св. Анны 2-й ст. с мечами и 3-й ст., Св. Станислава 2-й ст. с мечами и 3-й ст., Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом». Источник: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/heroes/USSR/more.htm?id=11834792@morfHeroes
В 1907 году у Константина Борескова родился сын Георгий, в будущем известный советский химик. Его дед Михаил Боресков – великий русский военный инженер, его роль в развитии минного дела, например, трудно переоценить.
Признаюсь, Боресковых открыл для себя только недавно. А вот кто такой Александр Матвеевич Кованько и в чем заключается его вклад в воздухоплавание, знал заранее. Поэтому, просматривая дела, старался обращать внимание на документы за его подлинной подписью, где размашистая, с закруглениями сверху, «К» напоминает воздушные шары на привязи.
«25 октября 1900 года
№ 1077
С. Петербург
Волково поле
Телефон № 688

Заведующему Электротехнической частью Инженерного ведомства

Рапорт

Доношу Вашему Превосходительству, что завтра, 26 октября, со двора газового завода будет произведен спуск шаров: в 8 часов утра шара «Зоркий» в качестве шара-зонда, а после него – шара «Генерал Заботкин», на котором поднимусь я с инспектором метеорологических станций В.В. Кузнецовым для метеорологических наблюдений атмосферы /далее приписано мелко/ , последний в случае благоприятного направления ветра.
Начало наполнения в 7 часов утра.

Командир парка
Полковник Кованько

И.д. адъютанта поручик Герман».
Видимо, полковник Кованько не оговорился, написав не о подъёме, а о спуске. Из краткого отчёта о полёте другого шара: «До полёта шар работал на привязи...».
В хранящемся в РГВИА отчете Новогеоргиевского крепостного воздухоплавательного отделения выявлена не имеющая к его содержанию отношения фотография, сделанная из гондолы неизвестного воздушного шара. Не берусь утверждать, что шар этот принадлежал Новогеоргиевской крепости (Модлин), так как рядом – Варшава, где собственные воздушные шары имелись не только в местном воздухоплавательном отделении, но и в самом Варшавском военном округе и укрепрайоне. Датировки то фото также не имеет. На нем изображены в бликах (день, видимо, солнечный) плес весьма широкой реки и какие-то немногочисленные строения на берегу. В подписи читается лишь: «У р. Вислы... д. Константинова». Странно. У деревни – русское название...
Лишь запись на обороте контрольного листа (!) способна пролить свет на фотоизображения. Их, кстати, два: одно – оборотное. На нем довольно четко видно слияние Вислы и Нарева на дальнем плане, а ближе – ровные очертания крепостного бастиона Новогеоргиевска. Запись же гласит: «Фотоснимки местности у р. Висла в р-не Новогеоргиевской крепости... (составлена карточка)».
Популярнейшая из крепостей и генезис воздухоплавания в оной. Из отчета по Воздухоплавательному отделу Инженерного ведомства за 1901 год: «В отчетном 1901 году закончено изготовление имущества для Брест-Литовского крепостного Воздухоплавательного отделения, предположенного к сформированию в 1902 г., кроме паровой лебедки, при посредстве которой производятся привязные подъемы. Заказ этой лебедки был приостановлен с целью выработать новый тип крепостной лебедки, отличающейся от прежней большей удобоподвижностью...».
Из аналогичного отчета за 1902 год за подлинной подписью исполняющего должность начальника Воздухоплавательного отдела капитана Семковского: «К 1 января 1902 года Воздухоплавательная часть состояла из Управления воздухоплавательного парка и 6 крепостных Воздухоплавательных отделений: Варшавского, Новогеоргиевского, Ивангородского, Варшавского укрепленного района, Осовецкого и Ковенского.
В течении 1902 года сформировано Брест-Литовское крепостное воздухоплавательное отделение.., которое снабжено имуществом согласно табели, объявленной при приказе по Военному ведомству 1890 года, № 126».
Перенесемся в Петербург и в славный Севастополь, для которого обозреваемый второй год нового, двадцатого, столетия был не менее важен, чем для Бреста. Именно в этом году по ходатайству Морского ведомства в Учебном воздухоплавательном парке прошло обучение 2-х офицеров и 20-ти нижних чинов флота в качестве инструкторов воздухоплавательного дела. Летом из них было сформировано воздухоплавательное отделение в Севастополе: «Для производства опытов по применению воздухоплавания во флоте.., этими же чинами произведена заготовка имущества для Морского воздухоплавательного отделения».
Вот таким оно было, начало XX века в истории русского воздухоплавания... Еще несколько интересных фактов за 1902 год. Из произведенных практических свободных полетов наиболее выдающимся дальним признан полет, выполненный Осовецким КВО. Один воздушный шар Новогеоргиевского КВО спустился в Германии в нескольких верстах от границы. В том же году в Берлине состоялся третий съезд Ученой воздухоплавательной комиссии: «Для участия в трудах съезда по приказанию Военного Министра был назначен командир УВП полковник Кованько.
Съезду были представлены академиком Рыкачевым, между прочим, результаты работ по исследованию атмосферы, произведенных воздухоплавательными частями. Работы эти обратили на себя внимание съезда, который высказал пожелание о расширении сети змейковых станций в воздухоплавательных частях».

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПОЛЕТА ШАРА № 7 ВАРШАВСКОГО КРЕПОСТНОГО ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ
1) Цель полета:
Свободный полет совершен в присутствии командира Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения капитана Перова. Цель полета - использовать старый водородный газ, оставшийся после производства привязных подъемов на артиллерийском полигоне в Ромбертове, с целью перелететь линию возможного обложения и спуститься в сфере крепости Брест-Литовска, а если возможно, углубиться вглубь страны.
2) Шар, его технические данные:
Полет совершен на шаре в 640 куб. метров. Шар постройки в г. Варшаве 1899 года, наполнен был 15 августа и работал на привязи с 16-го по 22 августа включительно.
3) Аэронавты:
Младший офицер отделения поручик Агапов и поручик Варшавской крепостной артиллерии Евламов из команды наблюдателей, работавших на привязном шаре в Ромбертове.
4) Подъем шара:
Подъем шара был совершен 23 августа 1900 года в 9 час. 28 мин. пополун. с гласиса форта Кавенчин.
5) Высота полета, продолжительность и направление:
Шар держался на высоте около 2000 метров, но была и высота 3100 метров. Направление на кр. Брест-Литовск и г. Пинск.
6) Случай во время полета:
Не было.
7) Спуск шара:
Спуск произведен в Пинском уезде Минской губернии в 60 верстах от линии Полесских железных дорог у дер. Вережная Воля. Спуск благополучный в 3 часа 45 мин. пополуд.
8 ) Дальность полета и время:
По прямому направлению около 300 верст. Шар держался в воздухе 6 час. 38 мин. Средняя скорость около 50 верст. Температура средняя в воздухе + 4,7 Ц.
9) Результат полета:
Полет достиг своей цели. Пройдя в предположенном направлении, шар опустился близ села Любашева (10 верст) у д. Вережная Воля (Минский уезд).
Приложение:
Копия барограммы. (Есть в деле)
Примечание:
Карты не приложены, так как земля почти все время полета не была видна из-за густых облаков формы /лат. неразб./. Земля была видна только один раз, во время нахождения шара между кр. Брест-Литовском и линией фортов. Спуск не совершен в Брест-Литовске с целью использовать весь имевшийся балласт.

Младший офицер Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения                                                  Поручик Агапов.

КРАТКИЙ ОТЧЕТ О ПОЛЕТЕ ШАРА "ОСОВЕЦ" № 6-й ОСОВЕЦКОГО КРЕПОСТНОГО ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ
1) Цель полета:
Свободный полет предпринят с учебной практической целью. Полет совершен из лагеря отделения.
2) Шар и его технические данные:
Полет совершен на шаре в 640 куб. метров. Шар шелковый заготовки 1893 года, лакировки 1899 года, наполнен водородом утром 4 сентября. До полета шар работал на привязи днем 4-го и утром 5-го сентября. Шар был наполнен для участия в смотровой стрельбе крепостной артиллерии. В 10 часов утра 5 сентября по прибытии в крепость Осовец Его Светлость командующий войсками отклонил участие воздухоплавателей на стрельбе.
3) Аэронавты:
Младший офицер отделения поручик Якимович и инженер капитан Голицын.
4) Подъем шара:
Подъем в 14 час. 12 мин. 5 сентября 1900 года.
5) Высота полета:
Шар держался на высоте 1300 метров.
6) Случай во время полета:
Не было.
7) Спуск шара:
Спуск у м. Мариамполь в 25 верстах от железнодорожной станции Вилковишки. Спуск благополучный на якорь в 7 час. 20 мин. вечера.
8 ) Дальность полета и время:
По прямому направлению 130 верст. Шар держался в воздухе 6 час. 8 мин. Средняя скорость около 22 верст в час.
9) Результат полета:
Направление полета очень удачно предсказано прибором полковника Поморцева по пробным шарикам (небо безоблачно). Полет поэтому надо считать удачным.
Приложение:
Карта полета (есть в деле), сведения о количестве израсходованных материалов (в деле отсутствуют).

Командир Осовецкого крепостного воздухоплавательного отделения  Штабс-капитан Евстафьев.

Цитата: Nick-69 от 15 Апреля 2016, 18:27:34>>>>Младший офицер Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения Поручик Агапов.<<<<Не иначе, как был повышен в чине и должности к 1902 г. – стал штабс-капитаном и принял командование новосозданным Брест-Литовским КВО. Любопытно, что в разных документах должности указываются по разному: часто в записях встречаются командиры (тот же Кованько), но в данном случае, Агапов – командующий отделением, имеющий должностной штамп (чернила синие), который говорит сам за себя. Датировка нижеследующего документа неизвестна, но не ранее 1902 г., а скорее всего – начало 1903 года.
«Наименование помещений для хранения химических материалов Брест-Литовского крепостного воздухоплавательного отделения1. Арсенальное здание (склад минного имущества) – едкий натр, хлористый кальций и сода.
2. Склад № 30 – серная кислота и обоз.
3. Склад № 917 – железная стружка.
4. Каземат у Александровских ворот – веревочное снаряжение.
Командующий Брест-Литовским крепостным воздухоплавательным отделением
Штабс-капитан Агапов».

Также здесь: http://voenspez.ru/index.php?topic=63470.msg458308#msg458308
Цитата: Nick-69 от 05 Сентября 2019, 12:57:10>>>>В газете «Совершенно секретно» появился более обширный материал «Полет наяву над городом Марка Шагала», а по существу – публикация архивных документов о, вероятно, первой аэрофотосъемке территории современной Беларуси: https://www.sovsekretno.ru/articles/polet-nayavu-nad-gorodom-marka-shagala-/<<<<«Бумажная» версия материала:

Sobkor:
1910 год, город Гатчина, Офицерская воздухоплавательная школа. Сканировано с архивных подлинников:
                                                                     

Sobkor:
От войскового старшины Александр Яковлевич Малых (г. Санкт-Петербург) – журналиста Информагентства «Информ-казак»:
- 24 февраля 1896 года был утверждён знак об окончании Офицерского класса учебного Воздухоплавательного парка. Он представляет собой серебряный венок из лавровых и дубовых листьев, на который в верхней части был наложен серебряный государственный герб, а ниже – такие же серебряные скрещенные топоры, поверх которых в свою очередь – золотая эмблема воздухоплавательных частей инженерного ведомства. Право на ношение знака имели офицеры, закончившие офицерские классы Учебного воздухоплавательного парка. Знак полагалось носить на правой стороне груди, посередине расстояния от талии до воротника – на мундире, вицмундире, сюртуке, кителе. Также этот знак носился в качестве полкового знака чинами Учебного воздухоплавательного парка.

От летописца отечественной авиации Александра Лукьянова (г. Санкт-Петербург):
- К вопросу о парашютной статистике. Согласно книге «Отечественное воздухоплавание», в 1917 году русскими воздухоплавателями на фронтах 1-й Мировой войны было совершено 5 прыжков на парашюте Котельникова и 57 – на парашюте Жюкмесса. 18 из них закончились гибелью парашютистов. Всего же за годы 1-й Мировой войны в Русской армии воздухоплаватели совершили 65 прыжков (29 добровольных и 36 вынужденных). При этом 12,5 % парашютистов разбились при падении, 14 % – получили ранения и только 73,5 % благополучно приземлились.
За это же время в армии 22 раза воздухоплаватели спускались на повреждённых аэростатах без парашюта (из-за его отсутствия или нахождения аэростата на малой высоте). При этом 21 % воздухоплавателей разбились при падении, получили тяжёлые ранения – 24,5 %, лёгкие ранения – 41 %, а благополучно спустились только 14,5 %..

Sobkor:
1915 год, ратные будни военных чинов Московской воздухоплавательной школы.
Сканировано мною с архивных подлинников:
                                                                     

Sobkor:
Генерал-лейтенант Александр Матвеевич Кованько (1856-1919) – один из основоположников воздухоплавания и авиации в России, в 1910-1918 гг. – начальник дислоцировавшейся в городе Гатчина Офицерской воздухоплавательной школы:


Из фотолетописи русского военного воздухоплавания:
                     

Змейковый поезд системы русского офицера-воздухоплавателя Сергея Алексеевича Ульянина (1871-1921):
 

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница